Сватовство к ММК: израильский претендент Рамбам
Источник: sk.ru
Делегация израильского медицинского центра Рамбам в Сколково: переговоры о Московском Международном Медицинском Кластере и договор о сотрудничестве со Сколтехом.

Д-р Рафаэль Беар возглавил медицинский центр Рамбам в 2007 году, а на следующий год началась война в Ливане, и боевики «Хезболлы» обстреливали ракетами север Израиля. Несколько ракет взорвалось непосредственно вблизи больницы, больных пришлось эвакуировать. Первой заботой доктора Беара стало создать такие условия, чтобы никогда впредь эвакуацию проводить не потребовалось.

Осенью прошлого года делегация «Сколково» побывала в медицинском центре Рамбам в Хайфе, и одним из наиболее запоминающихся моментов визита стало посещение госпитальной парковки, расположенной на трех подземных этажах. Паркинг как паркинг, разве что чище обычного; вмещает полторы тысячи автомобилей. Но в случае наступления чрезвычайной ситуации здесь за 48 часов можно развернуть полноценный госпиталь на 2 тысячи коек (в мирное время стационар Рамбам рассчитан на 1 тысячу пациентов). Все необходимые условия для этого созданы: кислород, компьютерные сети, приборы. Хозяева показали несколько модулей, в том числе, ожоговый, где для наглядности на койке лежит под одеялом манекен.

Контакты, завязавшиеся во время бизнес-миссии «Сколково» в Хайфе, продолжились в Москве. Клиника Рамбам претендует на то, чтобы стать оператором создающегося в иннограде Международного медицинского кластера (ММК). Израильский медицинский центр – не единственный кандидат, рассказал Sk.ru член наблюдательного совета ММК, вице-президент Фонда «Сколково» Кирилл Каем. Недавно ММК, в частности, проводил роуд-шоу в Германии и Нидерландах. Но у Рамбам определенно есть шансы стать оператором. Впрочем, по словам Кирилла Каема, «в ближайшее время мы ожидаем поток такого рода гостей».

Международный медицинский кластер, капсулу в основание которого мэр Москвы Сергей Собянин заложил в августе прошлого года, разместится на участке площадью 57,6 га в инновационном центре «Сколково». В течение 10-15 лет на территории центра планируется открыть полтора десятка клиник, специализирующихся на лечении наиболее тяжелых и распространенных заболеваний.

Первая очередь центра – диагностический корпус площадью 13 тыс. кв. метров – начнет работать уже в следующем году.

Цель проекта очевидна: дать российским гражданам возможность лечиться у иностранных врачей, работающих на территории ММК, с применением самых передовых методик, апробированных в странах ОЭСР, при этом, не покидая страну. То есть врачу иностранной клиники для работы в РФ не потребуется подтверждать свой диплом и получать российскую лицензию на медицинскую деятельность. Федеральный Закон №160 «О международном медицинском кластере», принятый в 2015 г., устанавливает, что на территории ММК будут одновременно действовать законодательство о здравоохранении РФ и любой страны, входящей в состав Организации экономического сотрудничества и развития.

Уникальный проект

Кирилл Каем называет приезд крупнейших зарубежных клиник, начатый израильской Рамбам, «плановым развитием проекта ММК».

«С точки зрения законодательства и разрешительной системы, ММК – это уникальный в мировом смысле медицинский inshore на территории России; проект позволит привлечь в инноград лучшие медицинские технологии, лучшие медицинские стандарты, собранные со всего мира, – рассказывает вице-президент Фонда «Сколково». – По закону мы можем допускать туда только лучшие клиники из стран ОЭСР. Выбор подтверждает авторитетная комиссия, которая готовит заключения для наблюдательного совета фонда ММК. Рамбам – один из крупнейших игроков в Израиле. Это кафедральная база для Университета Технион, с точки зрения развития технологий; это около тысячи коек по самым разным направлениям и самые современные методы медицинской помощи. Именно такого рода операторов мы и хотим здесь видеть».
Член наблюдательного совета ММК обращает внимание на то, что в ближайшее время правительство Москвы разыграет между несколькими претендентами возможность оказывать медицинскую помощь в Сколково: «Есть одна компания, которая уже прошла экспертный совет, и существует длинный список клиник, также имеющих большие шансы пройти».

Как объясняет Кирилл Каем, выбор не будет простым. Требуется не только завести в проект медицинских операторов, дающих экспертизу; нужно одновременно найти инвестора, будь то российского или зарубежного, который готов вкладываться в долгосрочную стратегию оказания медицинской помощи. Сейчас, по его словам, заметен большой интерес со стороны российских финансовых групп – как промышленно-финансовых, так и девелоперских финансовых групп.
Что касается оператора, у него должны быть не только желание, но и свободные кадровые ресурсы, которые позволят направить в ММК своих врачей-клиницистов высокого уровня для передачи медицинских компетенций. На встрече с главой клиники Рамбам г-н Каем прямо задал этот вопрос Рафаэлю Беару: располагает ли государственная клиника, каковой является Рамбам, кадровым потенциалом для участия в таком масштабном проекте? По словам д-ра Беара, при условии, что проект получит соответствующие инвестиции, Рамбам в состоянии обеспечить ММК высокопрофессиональными врачами на ротационной основе. Имеются в виду не только собственно кадровые сотрудники клиники, но и те медики, с которыми Рамбам поддерживает профессиональные контакты.
Есть важная проблема: степень глубины оказания медицинской помощи, добавляет Кирилл Каем: «Мы рассчитываем на то, что в ММК будут оказывать сложную помощь, но все равно это будет постепенный переход от более простых кейсов – постепенно, тренируя врачей, улучшая стандарты, – операторы постепенно будут брать все более сложных пациентов. Поэтому в начале, когда здесь компетенций еще не будет хватать, какой-то ручеек пациентов будет из России уходить. Но в этом нет ничего страшного: операторам выгодно развивать компетенции в Сколково».

В случае с израильской клиникой другой деликатный вопрос связан с тем, что Рамбам – один из лидеров медицинского туризма в собственной стране и как таковой принимает большое количество пациентов из России. Какой резон клинике участвовать в проекте, в результате реализации которого этот поток если не прекратится, то может существенно снизиться?

По мнению Кирилла Каема, такой резон вполне очевиден. «А почему мы думаем, что они могут прибыльно работать только с тем потоком, который выезжает из нашей страны? Они точно так же будут прибыльно работать с тем потоком, который не будет тратить деньги на перелет, оказывая медицинскую помощь на месте. Мы видим этих операторов не в роли гастарбайтеров; мы представляем их в виде филиала, прибыльного филиала их основного бизнеса». Так поступают многие известные клиники: как только поток пациентов из той или иной страны становится достаточно большим, они строят филиалы на месте. Хорошим примером являются арабские страны – Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Катар – там открываются филиалы известных международных клиник. То же в Латинской Америке, где работает клиника Джонса Хопкинса. «Для них это расширение рынка: чтобы больше пациентов принять, надо строиться».

По словам Рафаэля Беара, приезд возглавляемой им делегации точно не связан с попыткой увеличить поток российских пациентов в Израиль. Во-первых, нынешние возможности клиники Рамбам не безграничны; во-вторых, далеко не все в Израиле приветствуют иностранный медицинский туризм. Налогоплательщики считают, что государственные больницы должны лечить, прежде всего, граждан Израиля.

«Важно вкладываться в людей, отвечающих за здоровье»

Рамбам старше государства Израиль, в будущем году отметит восьмидесятилетие. Когда клинику в 1938 году построили в Хайфе (тогда это была подмандатная британская территория), ее называли «лучшим медицинским учреждением на Ближнем Востоке». Насколько справделиво это определение сегодня?

«Полагаю, что вполне справедливо, – говорит в интервью Sk.ru д-р Беар. – Когда Рамбам открыли, это была только клиника, предназначенная для оказания медицинских услуг всему ближневосточному региону; дело в том, что порт Хайфы был своего рода хабом для Сирии, Ирака, других стран. Сегодня, я уверен, Рамбам также является лидером на Ближнем Востоке, и уж точно в Израиле, но в новом качестве: мы превратились из собственно больницы в медицинский хайтек-центр, объединяющий стационар с исследовательскими институтами, медицинским факультетом университета Технион, инжиниринговыми компаниями. Иными словами, Рамбам сегодня – это симбиоз медицины, инжиниринга и науки.

Все большие проекты Израиля в области медтех родом из кампуса Рамбам. В 2004 году у нас появился первый Нобелевский лауреат. Сейчас в Хайфе три Нобелевских лауреата: профессора Техниона Авраам Гершко, Аарон Чехановер и Даниэль Шехтман. Я был деканом медицинского факультета Техниона, когда профессора Гершко и Чехановер получили Нобеля за исследование роли убиквитина в клеточной системе деградации белков в протеасомах. Проще говоря, они обнаружили механизм того, как белки расщепляются в организме: это одно из самых значительных открытий последних десятилетий, имеющее применение буквально во всех областях медицины, включая болезнь Альцгеймера и онкологию.
Город Хайфа невелик, всего 250 тысяч человек; наш мэр говорит, что у Хайфы самое большое в мире число нобелевских лауреатов на душу населения», – смеется Рафаэль Беар.
Отвечая на вопрос, какие медицинские компетенции Рамбама могли бы в наибольшей степени быть полезны в российских условиях, д-р Беар называет три: травма и хирургия вообще; сердечно-сосудистые заболевания и онкология. «Понятно, что обеспечивать такой высокий уровень в этих трех областях невозможно без поддерживающих направлений, – добавляет он. – В частности, у нас очень развиты геномные исследования, информатика и анализ больших данных».
Впрочем, опыт медцентра Рамбам интересен не только сугубо медицинскими аспектами. Любопытно, что в беседе с Кириллом Каемом глава израильской клиники свой первый вопрос задал не собственно о «Сколково», а о том, что Фонд делает с проектами, которых постигла неудача. Впоследствии в интервью Рафаэль Беар рассказал об израильском опыте на этот счет.
«Наш опыт таков, что, по крайней мере, в медицинской области число успешных проектов редко превышает 10%. Это вполне приемлемо для инноваций. Ты начинаешь что-то новое, ты дерзаешь, но при этом осознаешь, что успех не гарантирован. И мы считаем, что неудача – это тоже позитивный опыт, потому что за время неудачной попытки создался некий массив экспертизы, который никуда не исчезнет, он остается с вами, остается в стране. И, как правило, стартап переходит от неудачного проекта к новому. Я знаю многих очень успешных людей в Израиле, которые начинали как раз с провального проекта», – говорит он.

В таком случае, что можно было бы считать наиболее ценным в организации медицинского центра в Хайфе?

«Думаю, что это можно назвать инновационным складом ума работающих здесь, – говорит после паузы д-р Беар. – Это наш главный ресурс. Мы нацелены на инновации, но при этом также рассчитываем на преданность наших коллег своему делу, на их стремление к совершенству. Как медицинский центр мы ставим во главу угла человека. В практическом смысле это означает, что для нас в одинаковой мере важны и пациент, и тот, кто его лечит. Очень важно вкладываться в людей, отвечающих за здоровье».

Медсестра – не только профессия, но и академическая степень

Одна из серьезных проблем организации Международного медицинского кластера касается подготовки среднего медицинского персонала. «Это очень сложный вопрос, мы задавались им с момента начала обсуждения концепции ММК, – отмечает К.Каем. – Казалось бы, надо в первую очередь врачей обучать. Но, как ни странно, первые программы обучения операторы будут вынуждены делать для среднего медицинского персонала, и мы даже говорим о том, что ищем оператора, который сможет здесь, в Сколково, открыть школу медицинских сестер. Законодательство предусматривает два типа разрешений: на медицинскую деятельность и на обучение медицинской деятельности по зарубежным стандартам».

В интервью Sk.ru Рафаэль Беар подтверждает: «Не сомневаюсь, что предстоит работа по повышению профессионального уровня медсестер, – говорит он. – Думаю, мы могли бы организовать совместные программы повышения квалификации. В Университете Хайфы есть сильное отделение, на котором готовят медицинских сестер. Между прочим, по окончании университета медсестры получают не только профессиональную квалификацию; дипломированная медсестра в Израиле – это еще и академическая степень, что также способствует престижу профессии. На севере Израиля медсестры особенно востребованы. Для того чтобы поступить на работу медсестрой в Рамбам, существует очень жесткий отбор, у нас высокие требования к среднему медперсоналу. Так что мы были бы рады поработать в этой области в России, потому что качество подготовки медсестер – общая проблема во всем мире».

Визит делегации Рамбам в Сколково не ограничился переговорами об ММК с биомедицинским кластером Фонда. В тот же день израильтяне посетили Сколтех, где подписали договор о сотрудничестве со Сколковским институтом науки и технологий.

Подписание соглашения о сотрудничестве между Рамбам и Сколтехом.
«У нас со Сколтехом много общего, в частности, подход к инновациям, – утверждает Рафаэль Беар. – Сколтех – молодой университет, сосредоточенный на развитии технологий, в том числе, и медицинских технологий. Мы разделяем общий подход к комплексному отношению к здравоохранению: медицина плюс технологии. Сколтех и Рамбам определенно могут сотрудничать как в исследованиях, так и в подготовке магистров и PhD.
Сколтех произвел на нас очень благоприятное впечатление. Понятно, что сколковский университет делает лишь первые шаги; здесь менее сотни профессоров. Для сравнения: в Технионе более 700 профессоров, из которых порядка 250 – только на медицинском факультете. Так что мы могли бы быть полезны Сколтеху.
Что мне больше всего понравилось в «Сколково», это то, что здесь сосредоточены хайтек, инновации и университет, а теперь к этой экосистеме добавляется Международный медицинский кластер. Все эти элементы должны взаимодействовать на одной ограниченной территории».
Другие новости: