"Медицинский кластер — это история не про деньги, а про трансферт технологий и знаний"
Источник: Коммерсантъ
Михаил Югай, генеральный директор Фонда международного медицинского кластера, управляющей компании Московского международного медицинского кластера (МММК), отмечает, что федеральный закон о МММК не только открывает возможности для входа на рынок для зарубежных клиник из стран ОЭСР, но и создает условия для переноса в Россию современных технологий и стандартов лечения.

МММК был создан по инициативе и при поддержке Правительства Москвы на основании принятого 29 июня 2015 года федерального закона N160-ФЗ "О международном медицинском кластере". Располагается на 57 га территории, арендованной у ИЦ "Сколково". Проект по созданию кластера реализует Фонд ММК, высшим органом управления которого является наблюдательный совет во главе с Мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Закон обеспечивает особую зону для развития бизнеса на территории кластера и предоставляет ряд преференций его участникам: на территории кластера признается разрешительная документация на медицинскую деятельность, лекарственные препараты, медицинские изделия и медицинские технологии, выданная уполномоченными органами государств-членов ОЭСР наравне с разрешительной документацией, выданной в Российской Федерации. Кластер создан с целью развития Москвы в сфере здравоохранения: повышения качества медицинской помощи, содействия в разработке лекарств, медицинских технологий и медицинских изделий, развития образовательной деятельности и проведения научных исследований в сфере охраны здоровья на основе лучших мировых практик.


— Идея создания медицинского кластера возникла несколько лет назад. Однако активно она начала реализовываться в 2015 году, тогда же был принят Закон о МММК. Что послужило толчком к реализации проекта?

— Запрос на перестройку системы здравоохранения назрел довольно давно. В современных форматах оказания медицинской помощи в России заинтересованы и пациенты, и врачи, и государство. Еще задолго до принятия федерального закона стало понятно, что такой проект необходим, причем в форме кластера. В мире уже четко сформировалось такое понятие, как "кластерная экономика", а кластер сейчас является наиболее эффективной формой экономического развития.

— Можно ли назвать проект уникальным?

— Конечно. Российская медицина очень долго была только государственной, поэтому сохранила высокую степень формализации. Ей все сложнее соответствовать требованиям быстро меняющейся внешней среды — перестроиться мешает жесткая нормативная база. Идея кластера — создание гибкой нормативной базы на отдельно взятой территории. Отдельное законодательство, а именно федеральный закон о МММК, определяет основные правила работы в кластере. Так, клиника из ОЭСР у нас имеет право работать по тем стандартам, по которым она работает в своей собственной стране. Такой подход дает возможность принести в Россию самые современные технологии, стандарты, протоколы лечения. Уникальная территориальная суверенность проекта является и его сложностью. Мы должны одновременно встроить кластер в существующую систему и создать условия для взаимовыгодного сотрудничества организаций, входящих в кластер. Задача Фонда ММК — построить инфраструктуру, найти участников и инвесторов, чтобы на этой территории появились новые современные клиники. Дальше они должны расти и развиваться самостоятельно.

— Правительство Москвы планирует вложить в проект почти 10 млрд руб. Какой объем частных инвестиций вы рассчитываете привлечь?

— Вместе с нашими консультантами из The Boston Consulting Group мы посчитали, что до 2029 года нужно вложить порядка 90 млрд руб. для того, чтобы построить необходимую инфраструктуру и запустить работу кластера на полную мощность. Мы хотели бы сделать это даже быстрее — к 2025 году. Первые два корпуса — клинико-диагностический и терапевтический — строятся за счет правительства Москвы. Далее специализированные клиники, а их будет, по нашим расчетам, около 15, будут строиться в основном за счет частных инвесторов.

— Когда будет закончено строительство первого корпуса?

— Мы планируем сдать его осенью этого года, первые пациенты смогут посетить его в первом квартале 2018 года.

— Кластер планирует работать в трех направлениях — медицинская помощь, образование, научные разработки. Какое из направлений является приоритетным? И как вы их планируете развивать?

— Одно без другого не работает, но ключевое направление — это все-таки медицинская помощь. Обязательное условие вхождения участников с медицинскими компетенциями в кластер — ведение образовательной деятельности. У всех крупных клиник, с которыми мы ведем переговоры, существуют свои собственные образовательные программы. На этапе переговоров мы говорим им: у вас будет возможность зарабатывать деньги, используя конкурентные преимущества кластера, но все-таки кластер — это история не про финансы, а про трансферт технологий и знаний. Поэтому для нас очень важен образовательный компонент, важно понимать, какие программы предлагает клиника, какие финансовые средства она готова вложить в образование.

Что касается научных исследований, то все известные мне клиники высокого уровня занимаются наукой, потому что сегодня медицина без образования и без науки не живет. Мы рассчитываем, что существование в медицинском кластере, как в технопарке, позволит участникам генерировать новые разработки.

— Как вы планируете выстроить образовательные программы?

— Кластер — это то место, где медики смогут получить современные компетенции. И дело не только в стандартах лечения, а в подходах, философии и рациональности работы. Образовательные программы будут ориентированы не только на врачей, но и на медсестер и медицинских руководителей. Наши специалисты будут проходить стажировки за границей в клиниках–резидентах кластера. В то же время иностранные медики, которые приедут работать на территории кластера, будут делиться своими знаниями и опытом в России.

— По каким медицинским направлениям будет развиваться кластер?

— На первом месте — кардиология, сердечно-сосудистая патология. Сегодня по статистике в России смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в трудоспособном возрасте кратно превышает смертность в развитых странах. На втором месте — онкология, которая очень сильно распространяется по всему миру, и Россия, к сожалению, не исключение. В-третьих, мы ориентируемся, конечно, на спрос Москвы. Сегодня для нее актуальны нейрохирургия, неврология, реабилитация.

— Появлялась информация, что оператор первого объекта — клинико-диагностического корпуса — практически уже определен. Это так?

— Израильская клиника "Хадасса" — одна из тех, кто заявил свой интерес к проекту. Поскольку раньше такой проект, как МММК, никто не делал, для всех это первый подобный опыт, разработка четкого алгоритма переговоров и процедуры отбора занимает значительное время. Финансы, которые инвесторы планируют вкладывать в проект, большие, поэтому переговорный процесс с медицинскими операторами долгий. К середине июня станет понятно, кто будет первым резидентом МММК.

— В итоге сейчас участники проходят процедуру отбора?

— Мы пришли к тому, что нужно сформировать некий порог из количественных и качественных показателей, которые будут играть роль первичного фильтра. Процедура отбора состоит из трех этапов. На первом этапе кандидат подает документы в фонд на соответствие определенным критериям. Мы проверяем, соответствует ли он требованиям закона. На втором этапе кандидата оценивает Экспертный совет, который состоит из представителей федерального правительства, московской профессуры и международных экспертов. Эксперты оценивают, насколько то, что предлагает участник, действительно поднимет уровень нашего здравоохранения. И третий этап — это наблюдательный совет, председателем которого является мэр Москвы. В состав совета входят также вице-мэры Москвы, представители "Сколково", Москомархитектуры. Наблюдательный совет принимает решение, подписывать соглашение с кандидатом или нет. При положительном решении ему предоставляется статус участника МММК со всеми соответствующими льготами.

— Сколько операторов дошли до второго, до третьего этапов?

— Мы рассматриваем только связку "оператор плюс инвестор". Одна такая связка у нас уже прошла экспертный совет, в начале июня должна рассматриваться на наблюдательном совете. На экспертный совет подано две заявки. В феврале мы начали международное роуд-шоу, и сейчас находимся в процессе переговоров еще с 20 потенциальными медицинскими операторами.

— Клиники из каких стран проявляют больший интерес и кто выступает инвестором?


— Интересуются большие многофункциональные медицинские клиники либо небольшие сетевые клиники, которые уже имеют зарубежные филиалы. Самый большой интерес мы видим из Израиля — думаю, в силу исторических и культурных связей. На втором месте — Южная Корея, затем — Европа: Австрия, Италия, Германия, Франция, Испания — и, конечно, США.

Среди инвесторов преобладают российские. И это вполне закономерно. Они хорошо понимают особенности рынка, знакомы с правилами ведения бизнеса, имеют опыт общения с представителями власти. Наличие российского партнера-инвестора значительно облегчает процесс вхождения в кластер международных клиник. Поэтому связка "иностранная клиника и российский инвестор" кажется нам вполне рабочей.

— Кто будет пациентами клиник, расположенных в кластере?

— Правительство Москвы пока рассчитывает на два источника — платежеспособное население, которое хочет и может обеспечить себе более высокий уровень медицинской помощи, и добровольное медицинское страхование. Мы рассчитываем, что клиники в кластере станут жемчужиной в программе ДМС любой страховой компании. Мы также думаем над возможностью заключать прямые договоры с предприятиями.

Беседовала Дарья Николаева

Другие новости: