Эксперты заглянули в будущее медицины
Источник: Медвестник

Фото: Олег Кирюшкин, "Медвестник"
Основные тренды развития глобального и отечественного здравоохранения, а также возможную трансформацию моделей оказания медицинской помощи обсудили на круглом столе «В поиске новых технологий и моделей оказания медицинских услуг» в рамках конференции Startup Village 2017.

Капитализация здоровья

Эксперт глобальной практики здравоохранения The Boston Consulting Group Пратик Ша во вступительном слове выделил в качестве основных трендов процесс неуклонного старения населения и растущий интерес пациентов к медицине. По его словам, люди во всем мире начинают активно интересоваться своим здоровьем. «Медицина сегодня ― это не просто лечение, но прежде всего профилактика заболеваний и способ сохранения здоровья. Под влиянием этих трендов меняется и лицо рынка. Все больше игроков объединяют усилия для повышения эффективности и наращивания ресурсов. Компании, которые 5-7 лет назад были конкурентами, сегодня становятся партнерами», – сообщил он.

С его доводами согласился генеральный директор Фонда Международного медицинского кластера Михаил Югай: он также видит смену патерналистской модели в здравоохранении на концепцию «здоровье – это капитал, который можно сохранять и приумножать». Что, по его мнению, все больше выводит медицину из-под контроля государства: «Во всем мире медицина уходит в частный сектор. Государство покупает услуги у бизнеса, поскольку он обеспечивает более интересные экономические, идеологические и психологические модели».

К сожалению или к счастью, в России эта тенденция не столь выражена. «Мы гораздо меньше других смотрим в будущее. Горизонт планирования у наших российских партнеров ограничен, как правило, 1-3 годами, в то время как в общении с серьезными европейскими или американскими компаниями мы ведем речь о 10-15 годах. Медицинские проекты имеют длительные сроки окупаемости, и недостаток стратегического планирования – это чисто локальная, российская черта», ― сказал член комитета по стратегии группы компаний «Инвитро» Дмитрий Фадин.

В поисках модели


Что касается взаимодействия государства и частного бизнеса, на его взгляд, сейчас идет сложный поиск приемлемой модели. Государство не может придумать, как сделать, чтобы эта модель была экономичной, обеспечивающей равенство услуг для всех пациентов и широко применимой, а бизнес, разумеется, смотрит на нее с точки зрения рентабельности и постоянно заявляет о недостаточности тарифов на медицинскую помощь. «Обеим сторонам кажется, что чего-то не хватает. Поэтому пока у нас зачастую инвестор частный, а государство эксплуатант, хотя во всем мире ровно наоборот, – отметил Дмитрий Фадин. – Но поскольку в здравоохранении сейчас реализуется много разных проектов, наверное, мы, так или иначе, эту модель найдем. Уже есть опыт работы частных клиник в системе ОМС, хотя не всегда удачный. И здесь важным кажется тренд, который требует снижения затрат на здравоохранение: потому что задорого уже все умеют делать почти все, а вот за разумные деньги не умеет никто».

Генеральный директор Atlas Biomed Group Сергей Мусиенко отметил также запрос крупных компаний на обеспечение здоровья сотрудников. «В примитивном виде это экономия за счет ДМС, но за этими шагами скрывается (и крупные компании начинают об этом говорить) реальная обеспокоенность здоровьем сотрудников. И этот тренд создаст большой рынок в России в ближайшие 3-5 лет», – уверен он. Кроме того, по его мнению, нарастающий в обществе запрос на сохранение здоровья может привести к появлению новой области медицинских услуг.

Независимый директор Института стволовых клеток человека Борис Майзель напомнил, что в Древнем Китае пациент платил доктору за то, чтобы оставаться здоровым. «Я считаю, что это блестящая экономическая модель, которая могла бы прекрасно работать и в России», – заявил он. Пока же, по его словам, вызывает тревогу взятый в России тренд на развитие частной медицины. «Растет количество ГЧП, открываются новые клиники, инвестиции исчисляются десятками миллиардов долларов, но бюджет ОМС немного иной, причем дефицитный. Объем ДМС сократился после кризиса. Остались 150 тысяч долларовых миллионеров в Москве и еще примерно половина от этого количества – по всей России. Эти люди платят за медицину, но смогут ли они окупить инвестиции в частный сектор, в био- и другие технологии? Есть большие сомнения в успешности этой бизнес-модели», – полагает он.

На длинной дистанции


Медицина в России, как и во всем мире, трансформируется под влиянием новых технологий. «Часто социально-экономические тренды становятся следствием технологических. Поэтому первично надо рассматривать изменения в технологиях и ориентироваться на них в спросе, предложении, образовании врачей и т.д.», – уверен Сергей Мусиенко.

Цифровые технологии и смена сознания людей способствуют тому, что мы начинаем понемногу отходить от понятия медучреждение. «Медицина теперь повсеместно. И трудно сказать, где ее больше – дома, на работе, в аптеке», – подчеркнул Дмитрий Фадин. Однако он высказал опасения по поводу набирающего обороты сегмента телемедицины: «Я как врач могу сказать, что на прием пациента дистанционным способом у меня уйдет больше времени, чем на личный прием. Процентов на 25%, и стоить эта услуга должна соответственно. А все считают, что телемедицина сильно экономит деньги». Кроме того, по словам эксперта, идея Uber в здравоохранении приводит к отрицательному отбору докторов с точки зрения качества. «Еще один чисто российский тренд – у нас не все в порядке с отношениями между врачом и пациентом: этические вопросы не урегулированы так, как на Западе, контроля в этом плане меньше. Но, так или иначе, все технологии найдут место в жизни», – надеется он.

«Технологии серьезно меняют модели оказания медицинской помощи. И те люди, которым раньше были недоступны определенные сервисы и услуги, теперь могут делать это на расстоянии. Например, дополненная реальность сегодня – растущий сектор экономики, который измеряется миллиардами долларов», ― отметил Борис Майзель. Сергей Мусиенко добавил, что Россия традиционно имеет конкурентоспособную научную базу в ряде направлений медицины, однако практическое внедрение технологий нередко осложняется: «В модных сейчас областях биоинформатики, исследования генома, анализа больших данных у нас довольно сильные научные школы. Но во всех технологических вещах мы являемся прямыми потребителями hardware и практически ничего не производим сами. Например, если говорить о геномных исследованиях, мы целиком зависим от поставок реагентов, оборудования. Это сильно удорожает продукты, которые мы внедряем в практику – стоимость на подобного рода услуги в США вдвое ниже».

С другой стороны, на американский и европейские рынки ложится вся стоимость разработки продуктов в сфере новых технологий. И Россия, по словам Дмитрия Фадина, находится среди государств, которые могут не беспокоиться о поиске средств для финансирования этой работы.

Другие новости: